Дмитрий Запорожец: «Когда я начинал GitLab, был уверен, что опенсорсный проект и финансово-успешная компания – несовместимы…»

Соучредитель компании с оценкой в миллиард долларов GitLab, Дмитрий Запорожец, расскзал о привлекательности украинских стартапов для мировых инвесторов, а также о том, что его сподвигло искать инвестиции и успех заграницей

Future: Дима, как считаешь, почему в Украине твой продукт не привлек инвеcторов и пришлось искать в других странах, что, собственно удалось?

Д.З.: Я не думаю, что в 2011 в Харькове были инвесторы в технологические стартапы в том виде, который мы подразумеваем сейчас. Я даже не уверен был, где искать таких людей. «Пришлось искать в других странах, что, собственно удалось» – это не так. Инвесторов на подходящих нам условиях мы смогли найти только в Калифорнии. Не только Украина, но и Европа в этом плане были далеко позади. Представьте, вы приходите в казино, делаете ставку и просите «место директора» или гарантию возврата средств в случае проигрыша. Абсурд же.

«Единороги — это результат роста крайне малой доли от общего числа стартапов. Если нет тысячи стартапов в год, то откуда взяться единорогам? Для стартапа нужна идея, люди и финансирование…»

Чего на украинском рынке стартапов не хватает для взращивания единорогов?

Д.З.: Собственно, самих стартапов. Единороги — это результат роста крайне малой доли от общего числа стартапов. Если нет тысячи стартапов в год, то откуда взяться единорогам? Для стартапа нужна идея, люди и финансирование. С людьми у нас все хорошо. Значит, или нет идей, или финансирования. С последним становится получше. По крайней мере, аналитика дает нам оптимистичные цифры роста за последние два года. Возможно, наличие капитала поспособствует творческой и бизнес-инициативе. Я лично настроен оптимистично.

Что ты ощутил, когда осознал, что компания стоит больше миллиарда долларов?

Д.З.: Вдохновение, счастье и гордость. Микс чувств. Когда я начинал GitLab, был уверен, что опенсорсный проект и финансово-успешная компания – несовместимы. Рад, что ошибался.

Можно ли считать GitLab украинской компанией?

Д.З.: Все зависит от того, что принимать за критерий. Если оценивать по юридическому адресу и почтовому индексу, то, наверное, нет. Но компания – это что-то намного большее. Это люди, идеи, пользователи и пр. Члены команды GitLab – из 54 стран и регионов мира. И каждый вносит свой вклад в успех. Также наши пользователи находятся в разных странах. И для меня это значит гораздо больше, чем адрес регистрации компании. Поэтому думаю, что в нашей компании есть доля каждой из этих стран.

В тоже время, GitLab тесно связан с Украиной. Первая версия GitLab появилась именно тут. Я провел большую часть времени в Украине, работая над проектом. И уверен, что GitLab может вдохновлять будущие украинские стартапы.

Как ты оцениваешь новое поколение глобальных единорогов – по типу компаний, технологиям, продуктам, ценностям? Какие видишь тренды?

Д.З.: Я не очень много читаю о стартапах в последнее время. Однако не думаю, что основной посыл изменился в последние годы. Важно строить продукт, который бы нравился людям и которым бы хотелось пользоваться.  Также важно построить компанию, в которой людям было бы комфортно работать. И неважно, построена она на технологии блокчейн, ИИ или другой крутой технологии. Мы однозначно видим тренд удаленной работы, а также прозрачности. Оба тренда мы считаем своим преимуществом перед устоявшимся корпоративным бизнесом. И это может быть нашим секретным оружием.

Какова сильная сторона Украины на глобальной tech-карте? Можем ли стать тем самым восточноевропейским хабом?

Д.З.: Бывает, когда у страны очень много специалистов, а уровень квалификации низкий. И бывает наоборот, когда уровень высокий вот только их мало. А в Украине есть и количество и качество в приемлемых рамках. Это наша сильная сторона. Насчет восточноевропейского хаба не могу ничего сказать. Можно стать чем угодно, было бы желание и действие.

Украинские разработчики предпочитают другие юрисдикции для инкорпорирования. В чем главная причина?

Д.З.: Думаю, все зависит от ситуации. Для кого-то это защита интеллектуальной собственности. Это может быть налоговая оптимизация. Для компаний, которые ищут инвестиций за рубежом, это может быть условием сделки. Также логично открывать юрлицо там, где ваши основные клиенты. Для кого-то это все вместе взятое. Ну и инкорпорирование – это, по сути, продукт от разных государств. У кого-то характеристики лучше, у кого-то маркетинг сильнее.

Глобальные рынки,Диджитал-экономика,Инновации,Новости

,,,,

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.